Калькулятор расчета фундамента смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Что лучше инжектор или карбюратор? Подробнее на странице http://kamael.com.ua
 

Шелемотов Александр Сергеевич

1Родился я 24 ноября 1918-го года в городе Переславль-Залесский Ярославской области. Семью мою можно назвать рабочей. В то время существовали так называемые «красные директора», и отец мой Сергей Фёдорович был как раз из таких. Образование у него было какое? Церковно-приходскую школу одну окончил, но в механике хорошо разбирался. А в то время многие даже читать и писать не умели. Вот и работал мой отец директором на городской фабрике «Красный вышивальщик».

О том, что война скоро начнётся, мы знали заранее. В погранвойсках тогда служили три года, но после первых двух лет был положен отпуск. И вот, уже третий год идёт, а нас не отпускают с нашей заставы. И разговоры везде ходят, что совсем скоро война. Мы думаем: как же так, что перед войной не побудем дома? Пригрозили, что жалобы будем писать во все инстанции. Тогда нам всё-таки дали отпуск. Как раз накануне войны – в первых числах мая. Перед дорогой нас даже инструктировали, что мы должны делать, если война застанет дома или по дороге. Нужно было вне зависимости от обстоятельств возвращаться в свою часть. И только если это оказывалось невозможным, нужно было обращаться в военкомат, что в свою часть попасть не можешь, и тогда уж идти по их распределению. Однако мы успели вернуться. Тут и война началась.

Поначалу много шапкозакидательства было. Все думали, что немцев быстро разобьют. А потом сводки-то идут. Мы видим, что немцы везде бомбят, где только могут, наступают. Уже другие эмоции у нас пошли, начали готовиться к серьёзной войне. Впрочем, в том, что победим, я никогда не сомневался. Но к трудностям был готов. И, как выяснилось, готовился не зря. Вы представьте только, мне ведь потом приходилось воевать и жить в танке в любое время года. А ещё я горел в двух танках.

Из войны помнится очень многое. К примеру, вот один момент, который повторялся периодически. После боя мы собирали своих погибших ребят. Обычно сразу не было возможности их похоронить, и мы складывали их тела в прихожей занятого дома – прямо на пол, устланный сеном. А живые уже шли спать в дом. Мы же командиры о своих подчинённых в первую очередь беспокоились, о нашей боевой технике. Поэтому последними ложились спать. И очень часто места в хате для нас не оставалось. Вот и укладывались в сенях рядом с нашими погибшими ребятами. И знаете, никакого страха при этом не было, никаких таких мыслей. Это же наши друзья были, с которыми мы в этот же день ещё вместе ели, пели, жили.

Боевых эпизодов было очень много. Но, конечно, особенно запомнилась Берлинская операция. Тогда ведь до победы было уже рукою подать.

Вечером 15 апреля командиров батальонов и нас, начальников штабов, вызвали к комбригу. Там мы получили приказ: ночью выйти на исходные позиции и к утру 16 апреля быть готовыми войти в прорыв.

И вот, утром после мощной артподготовки наша бригада, усиленная мотострелками 29-й гвардейской Унечской мотострелковой бригады и тяжёлыми танками 72-го гвардейского отдельного танкового полка, форсировала реку Нейсе и вступила в бой. Так началось наше участие в Берлинской операции.

Мы тогда овладели Черницем, Геберсдорфом. Немцы бросили против двух наших усиленных бригад танковую дивизию «Охрана фюрера» с учебной танковой дивизией «Богемия». Но нам удалось разгромить до двух полков хвалёной «Охраны фюрера». А 1-й танковый батальон нашей бригады вместе с мотострелками даже захватил в плен её штаб. Там в том числе были найдены важные документы, которые мы использовали, чтобы громить немцев на рубеже рек Нейсе и Шпрее.

Вот так мы и продвигались дальше, занимая населённые пункты. А на рассвете 22 апреля бригада в составе главных сил корпуса вышла на Берлин. Наш 3-й танковый батальон оставили в Луккенвальде с задачей совместно с артиллеристами и общевойсковыми частями не немцам прорваться из лесов восточнее города.

Утром перед выходом батальона в район предполагаемых боевых действий к нам приехали пуховцы (так мы называли ребят из 13-й гвардейской армии генерала Н.П. Пухова). У них был с собой фотограф. И мы сделали несколько снимков на память.

3

А уже утром 23-го апреля наша бригада, усиленная подразделениями 29-й гвардейской Унечской мотострелковой бригады, развила наступление в направлении Зармунд – Гютерготц – Штансдорф. Перед нами стояла задача форсировать канал Тельтов и овладеть юго-западной окраиной Берлина.

Вечером 24 апреля наша бригада, преодолевая жесточайшее сопротивление немцев, вышла к южной окраине Берлина. Там вообще жесточайший бой шёл. На улицах везде баррикады, за ними замаскированные зенитные орудия. В подвалах и дворах – фаустники. Однако уже к вечеру следующего дня мы взяли железнодорожный вокзал, овладели районом Лихтерфельде.

Самое интересное, что вести уличные бои нам очень помог один берлинский инженер русский по национальности. Он хорошо знал берлин и грамотно рассказал нам о расположении улиц, об обстановке в городе. Это многим нашим ребятам жизни спасло.

26-го апреля наша бригада овладела районом Шмаргендорф и во второй половине дня вышла в район Шарлоттенбурга. А вечером в тот же день наша бригада получила приказ развернуться на 180 градусов и наступать в направлении Потсдама.

На следующий день мы вышли к обводному каналу Тельтов севернее населённого пункта Ной Бабельсберг. Но здесь нас контратаковали фашисты. Мы чуть ли не двое суток отражали их контратаки, пока они не выдохлись. И мы продолжили движение к острову Ванзее, где сосредоточилась крупная группировка немцев. Переправиться и закрепиться на острове было очень непросто. 1 мая немцы попытались вырваться из окружения. Для этого им нужно было, прежде всего, выбить нас с острова Ванзее. И они атаковали штаб нашей бригады. В который раз пришлось на отражение атаки мобилизовывать всех солдат и офицеров. А когда почти не осталось миномётчиков, начальник штаба бригады подполковник Макшаков сам начала вести огонь из миномёта. Он был уже тяжело ранен, но продолжал руководить боем. Атаку мы отбили.

А ночью наш комбриг Иван Иванович Прошин в последний раз предупредил немцев, что их группировка будет уничтожена, если не капитулирует к утру. На рассвете немецкие парламентёры сообщили о готовности их командования к капитуляции. Вы не представляете, какой бесконечной казалась колонна из пленных, потянувшаяся с острова через переправу. И вид у немцев был совсем не геройский. Ну а каким ещё он мог быть тогда?

Война для меня закончилась только 16 мая. Наша бригада ведь ещё и Прагу освобождала. После капитуляции немцев на острове Ванзее в ночь на 2 мая нас начали выводить на юг Берлина. 3 мая мы уже ночевали в Штансдорфе, там же провели и четвёртое мая. А в ночь на 5 мая нам приказали пополнить боекомплект, заправиться горючим, и ждать приказа. Но мы ещё не знали, куда именно придётся двигаться. мы ждали приказа.

5 мая в полдень мы услышали по танковым радиостанциям сообщение, что в столице Чехословакии Праге началось вооружённое восстание её жителей и они обратились за помощью к советскому правительству. И вот мы двинулись в путь. Представляете от Берлина до Праги на танках своим ходом!

Уже рано утром на следующий день наша бригада вышла к Эльбе. А там уже были американцы. Переправа через Эльбу была уже в их руках. На той стороне стояли их бронетранспортёры. Я не помню сейчас, были ли танки. Но встретили они нас не очень дружелюбно, переправа была закрыта. Мы стали у переправы.

Через какое-то время на «виллисе» подъехал наш командарм Дмитрий Данилович Лелюшенко. Он оригинально одевался тогда: в американский лётный желтоватый костюм. С рапирой всегда в руке. Иногда кое-кому ей перепадало за нерадивость. Я ему докладываю. Он спросил, есть ли у нас кто-нибудь, кто перевести сможет. У нас были такие ребята. Он направился с адъютантом и тремя офицерами к американцам. Переговорил с ними и через некоторое время сам лично подал нам команду: «Заводи! Вперёд!»

У Праги мы оказались только в ночь на 9 мая. Там рудные горы были по пути, их оказалось преодолеть не так просто. Мы вышли к северо-западной окраине Праги. А Прага была вся забаррикадирована. Поэтому, когда мы подошли к окраине, то волей-неволей пришлось остановиться, потому что двигаться танкам негде было. Но вскоре появились несколько человек военных чехов. Они мобилизовали население, и население сопровождало нас уже по улицам Праги, когда мы вели бои на улицах.

Жители встречали нас очень дружелюбно. Старались нам всем услужить, пищу готовили, старались остановить, чтобы побеседовать. А у нас приказ только вперёд. Даже пищу мы принимали только во время движения на танке. Чехи, чтобы пообщаться с нами, разные ухищрения придумывали. К примеру, перекрывали дороги красными полотнищами. Волей-неволей приходилось останавливаться и объяснять, что к чему.

Прага в баррикадах. Эссовские городки с немцами. После освобождения президентского дворца (его тоже мы освобождали) я в одном из таких городков был парламентёром, ходил, принимал капитуляцию немцев. Мы были как раз рядом с ССовским городком, потому что пришли представители оттуда. Командир нашей бригады, ГСС, получивший это звание ещё в Финскую, полковник Прошин Иван Иванович. Мне поручил принять капитуляцию городка. Где-то было 1500-1800 немецких солдат и офицеров там. Сбор их происходил недалеко от городка. Я верно не нашёл городок, хотя после дважды был в Чехословакии. Многие места узнавал, а этого нет.

4

Во дворе, когда мы уже пришли, у нас в распоряжении был танк, меня сопровождал. И два были мои радиотелеграфиста из танкового батальона. Весь двор был завален стрелковым оружием. Когда уже должны были уходить оттуда, вышли, и местность эта с эсэсовского городка простреливалась. Но ещё в начале боевых действий мы были ограничены тем, что нам было запрещено вести артиллерийский огонь. Только из пулемётов и стрелкового оружия. Поэтому, когда выходили уже, немцы обстреляли эту колонну. Представляете, стрельба, все разбегаются. Но я остаюсь с сержантами. Но всё обошлось. Танк обстрелял этот городок. Огневые точки были подавлены или напугались. Огонь прекратился, выстроили в колонну, и я увёл её к Президенсткому дворцу. Мы связались по рации, встретили нас, приняли этих пленных.

Потом после этого с выходом к центру на Вацлавскую площадь, это было уже к обеду, все такие ярые уже в основном по городу начали затихать. На площади нам дальше и задачу не успели поставить. И мы волей-неволей остановились. Но к этому времени уже и чехославацкие военные уже действовали, и на танках они были с нами. Был там такой сквер. Дело в мае, ещё деревья без листвы. Танки наши отвели чешские военные в сквер. Они же нам организовали охрану. Жители очень хотели, чтобы каждый из нас был у них гостем. Начали разводить наши экипажи по квартирам. Мы, конечно, обеспокоены были с командиром отряда. Командир отряда Капитан Введенский Сергей Владимирович, а я был начальником штаба этого отряда.

Мы были обеспокоены тем, чтобы танки не остались без присмотра, мало ли что может быть ещё. Поэтому несколько механиков-водителей, командиров танков остались у себя, а уже остальные поделились с этими жителями. А мы трое можем поставить себе в заслугу сохранение национального музея Чехословакии. Потому что мы втроём командир отряда и по тех ночевали в этом национальном музее. К жителям мы не пошли, нам нужно было обзор за танками иметь. А из национального музея как раз просматривался весь этот сквер. Нас ночевать туда, может, специально туда и пригласили руководители. Мы в зале, где было чучело оленя, медведя. Нам маты постелили, простынь нашли.

 

Источник: http://iremember.ru/memoirs/tankisti/shelemotov-aleksandr-sergeevich/



Вечный огонь победы

SDC13615
Харитонова Рита 5 лет.Название работы: «Вечный огонь победы».Руководитель проекта: Галочкина Елена Юрьевна, воспитатель…

Малоизвестные герои Великой Отечественной Войны

3
В Великую Отечественную Войну было немало героев. Они совершали немыслимые по героизму подвиги. Многие из них стали…

Шелемотов Александр Сергеевич

1
Родился я 24 ноября 1918-го года в городе Переславль-Залесский Ярославской области. Семью мою можно назвать рабочей. В…

Коганов Федор Степанович

1
Федор Степанович Коганов – офицер-артиллерист. Войну закончил в звании старшего лейтенанта. Победный День в мае 1945…

Сугробова Нина Григорьевна

1
Нина Григорьевна Сугробова ‒ участница Великой Отечественной войны, доброволец и блокадница. Этот очерк – фрагмент ее…

Филиппова Надежда Филипповна

9may
Пожелтевший листок, пять машинописных строчек: «Филиппова Надежда Филипповна работает техником отдела оборудования.…